15-летие Московского механизма по Туркменистану: страны-участницы ОБСЕ должны перейти к действиям в отношении насильственных исчезновений

 

Международная правозащитная кампания “Покажите их живыми!” и более 30-ти гражданских активистов и проживающих в Туркменистане родственников и друзей жертв насильственных исчезновений в туркменских тюрьмах призвали на параллельном мероприятии в рамках 17-й зимней сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Вене применить механизмы ОБСЕ, в том числе Венский и Московский механизмы, в отношении Туркменистана в ответ на кризис в области человеческого измерения. Обращение родственников поддержали представители более 50 международных организаций гражданского общества, туркменских активистов и живущих за границей членов семей пропавших людей.

В марте 2018 года исполняется 15 лет с момента опубликования доклада Московского механизма ОБСЕ о ситуации в Туркменистане. Эта максимально резкая из возможных реакций ОБСЕ на кризис в области человеческого измерения была вызвана массовой волной репрессий в Туркменистане после предполагаемой попытки государственного переворота 25 ноября 2002 г. Более пятисот человек были арестованы, многих подвергли пыткам, вынудили признать вину и судили скорым, закрытым и несправедливым судом. В итоге более 60 человек были приговорены к длительным срокам заключения, в том числе семеро получили пожизненное наказание. Со времени ареста и суда их никто больше не видел – они так и исчезли за решеткой.

Этот беспрецедентный кризис побудил 10 стран-участниц ОБСЕ инициировать Московский механизм, который дает возможность государствам проводить расследования и принимать меры в ответ на серьезные нарушения прав человека в каком-либо государстве ОБСЕ. Это стало самой активной в истории ОБСЕ реакцией на положение с правами человека в Туркменистане. Докладчик Московского механизма ОБСЕ по Туркменистану, известный французский эксперт, профессор Эммануэль Деко подробно описал массовые нарушения прав человека в ходе арестов, судебных разбирательств и тюремного заключения предполагаемых участников государственного переворота. «Насильственные исчезновения в тюрьмах, не признаваемые  правительством Туркменистана, являются грубым нарушением прав человека и уголовным преступлением. Государство в полной мере несет ответственность за исчезновения, поскольку такая практика противоречит как международным нормам, так и национальному законодательству», – заявил профессор Деко. Несмотря на то, что власти Туркменистана отказались сотрудничать с докладчиком, в марте 2003 года доклад был опубликован. Он послужил основой для дальнейших действий  международного сообщества, включая три резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и два доклада Генерального секретаря ООН в 2003-2006 годах. Применение Московского механизма ОБСЕ и последовавшие за ними действия ООН оказали заметное влияние: из 500 человек, задержанных или арестованных в период с ноября 2002 г. по февраль 2003 г., большинство вышли на свободу после публикации доклада. К сожалению, это не помогло спасти уже пропавших в туркменских тюрьмах.

Пока внимание международного сообщества было приковано к ситуации в Туркменистане, новых исчезновений по вине правительства Туркменистана было совсем немного. Но как только внимание после 2006 г. ослабло, правительство с новой силой продолжило совершать это преступление. Как результат продолжается и начавшийся 15 лет назад кризис в области прав человека, причем сейчас он принял еще более систематический и затяжной характер. Хотя Туркменистан в целом известен многочисленными нарушениями прав человека, насильственные исчезновения в тюрьмах относятся к самым тяжелым нарушениям. Людей, подвергшихся репрессиям на протяжении этих лет, по-прежнему держат в тюрьмах без какой-либо связи с внешним миром. Их родные и знакомые лишены любых контактов с ними и не имеют информации о местонахождении и состоянии здоровья своих близких с момента их заключения, в некоторых случаях уже 16 лет. «Когда все это произошло, мне было 14 лет. Отец попрощался со мной перед тем, как я уехал на каникулы. В тот момент я не мог себе представить, что вижу его в последний раз перед таким долгим расставанием. У меня самого уже есть дети, и мне очень тяжело смириться с тем, что я прожил большую часть жизни, не видя отца и не зная, жив ли он», – говорит Умед Ульджабаев, отец которого, Рустем Джумаев, был арестован в начале декабря 2002 г.

Отмечается тенденция к росту исчезновений: кампанией “Покажите их живыми!” на момент ее начала в 2013 г. было задокументировано 66 случаев; к февралю 2017 г. их число выросло до 113. С 2002 г. зарегистрировано около 30 случаев смерти исчезнувших людей, в том числе не менее девяти за последние три года. Преступление, которым являются насильственные исчезновения, продолжается, и с каждым годом число жертв растет.

Несмотря на постоянное давление со стороны международного сообщества, в том числе институтов ОБСЕ и ее государств-участников, органов ООН по правам человека и институтов ЕС, с требованиями положить конец насильственным исчезновениям, власти Туркменистана не предприняли каких-либо существенных шагов по прекращению этого грубого нарушения прав человека и не выполнили соответствующие решения межправительственных организаций, в том числе решение Комитета ООН по правам человека по делу бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова. Вместо этого они имитируют неэффективный «диалог» с международными организациями и другими государствами по этому вопросу.

В 2016-2018 годах ситуация ухудшилась. Ответы Туркменистана на запросы межправительственных организаций и других государств по проблеме исчезновений становятся все менее содержательными, а зачастую просто отсутствуют. Все больше случаев смерти среди людей, содержащихся под стражей без связи с внешним миром. Как свидетельствуют бывшие заключенные и очевидцы, на выданных родственникам для погребения телах есть признаки того, что жертву исчезновения подвергали пыткам и жестокому обращению. С 2016 г. правительство инициировало новую волну насильственных исчезновений, подвергнув десятки новых жертв полной изоляции от внешнего мира и тем самым грубо нарушив свои обязательства в рамках международного права и национального законодательства. Поэтому насильственные исчезновения уже нельзя считать делом прошлого; они широко практикуются нынешним руководством страны.

Свидетельства продолжающихся насильственных исчезновений в Туркменистане, рост смертности людей, содержащихся под стражей без связи с внешним миром, и очевидная неэффективность попыток вовлечь туркменские власти в диалог по этому вопросу ясно указывают, что международному сообществу необходимо принять новую стратегию. В центре такой стратегии должно стоять использование более решительных и активных методов, в том числе включение соответствующих условий в договоры об экономическом сотрудничестве с Туркменистаном и применение существующих политических и правовых механизмов реагирования на кризисы в области прав человека, таких как Венский и Московский механизмы ОБСЕ. «Важный процесс, начатый 15 лет назад, остановился на полпути. Необходимо завершить его, добиться правды и справедливости, чтобы избежать подобных трагедий в будущем», – заявила Татьяна Шихмурадова, супруга бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова.

Releated

Statement on behalf of the campaign at the HDIM session on torture

On September 23, the Centre for the Development of Democracy and Human Rights delivered a statement on behalf of the Prove They Are Alive! campaign at the annual Human Dimension Implementation Meeting (HDIM) in Warsaw. In the statement, Yuri Dzhibladze from the CDDHR reiterated the urgent need to renew international pressure on the government of […]

EU Statement marking the International Day of the Victims of Enforced Disappearances

On September 5, the European Union issued a statement honoring the International Day of the Victims of Enforced Disappearances and reaffirming the commitment to stop the crime of enforced disappearances. The statement specifically addresses enforced disappearances in Turkmenistan. The EU reiterates its strong call on Turkmenistan to immediately take action to eradicate the problem of […]